Подача заявления в ЗАГС: ответы на вопросы - загородный клуб «Кантри-Клуб»

Свадьба

Серия: Свадебные традиции и обряды

Игра в жмурки

В доме невесты ждали поезжан. Девушки и женщины занимали стол - садились на места, предназначенные для гостей. Завидев свадебную процессию, они начинали петь песни. Как только гости появлялись на пороге, девушки и женщины начинали петь с ещё большим энтузиазмом. Дружки должны были сплясать под песню и только тогда их пропускали в избу. Пока исполнялись песни поезжане, стояли у стола. Гости бросали девушкам деньги или сладости - выкуп за стол. Девушки продолжали петь, показывая, что выкуп не достаточен. Получив выкуп, девушки освобождали стол и благодарили жениха. Полученные деньги с сладости певицы делили между собой. Дружка подавал отцу невесты поднос с деньгами - выкуп, о котором договаривались день сватовства. Жениху на этом же подносе выносили особым образом сложенный каймой внутрь платок, перевязанный лентой. Жених брал платок и клал его в карман и благодарил. Тут же на поднос клали гостинцы для невесты, который кто-нибудь уносил в другую комнату. Когда стол освобождался, за него в первую очередь усаживали гостей со стороны жениха, за ними садились и родственники невесты. Столы в центре раздвигались, и дружка клал на лавку под посажной иконой большую подушку для жениха, которую приносили с собой. Рядом с женихом садились самые близкие родственники, а по правую руку дружки. Колдун, если он присутствовал, занимал место под образами, чтобы всех видеть за столом. Соседи толпились в избе, разглядывая жениха и гостей, дети сидели на печи, с интересном наблюдая за происходящим.

Поезжан сначала угощали чаем, после чего подавали обед. Как только гости усаживались, на стол ставили самовары, хозяева начинали потчевать гостей. Однако те не начинали застолье, ссылаясь на то, что оно неполное, они требовали вывести невесту. Дружки неоднократно ходили в комнату, где находилась невеста, приглашать её к столу, говорили, что молодой приглашает её "чаю откушать". Невесте накидывали на голову шелковый платок, девушки брали её с обеих сторон под руки, запевали песню и вели к жениху. В некоторых окрестностях невеста выносила на подносе перевернутый стакан с водой. Когда её подводили к столу, то жених снимал с неё платок, целовал и пытался перевернуть стакан, не разлив воду. Гости смотрели и смеялись, сумеет ли жених выдержать испытание, обычно вода проливалась. Невеста здоровалась со всеми, столы раздвигали, и садилась на подушку к жениху. Девушки, сопровождавшие её, садились за стол, и пили чай.

Перед женихом и невестой ставили на стол тарелку со скаными пирогами. Так же, как и на рукобитье, они надкусывали эти пироги и бросали девушкам, то бы те скорее вышли замуж.

Приходили деревенские старики собрать с поезжан "заложны". Они спрашивали разрешения у хозяев на поздравления. Получив разрешение, подходили к столу, снимали шапки и поздравляли молодых и весь свадебный стол. Гости бросали деньги в одну из шапок, кто сколько, которые потом шли на угощение поздравлявших.

Посидев за столом, гости выходили танцевать. Первое место в танцах принадлежало кадрили. Невеста, немного потанцевав с женихом, уходила в свою комнату. Танцы к этому времени прекращались, жених приглашал мужчин с невестиной стороны пройти на постоялый двор, где поезжане угощали их водкой и пирогами, привезенными с собой. Хозяева в это время накрывали на "второй стол", чтобы снова пригласить поезжан. Дружки наведывались в дом невесты узнать, все ли готово, чтобы снова всех созвать за свадебный стол.

Второй стол ("обед")


Гости снова занимали те места, за которыми они сидели во время первого стола. Невеста обедать не садилась, она находилась в другой комнате, ее вместе с девушками кормили отдельно от гостей. Свадебное застолье прекращалось только по приказу старшего дружки, который руководил обрядовым действием.

Пока гости сидели за столом, в соседней комнате шли приготовления к выводу невесты к столу и вручению подарков родне жениха. Вышитые станушки, полотенца, закрайки для постельного белья, тканое льняное полотно, отрезы покупных тканей и т.д. к этому времени были аккуратно перевязаны лентами и уложены в большие сундуки.

Подарки распределялись так, как было принято по старому обычаю. Наиболее традиционным был такой набор подарков: свекрови, крестной матери и сестрам жениха - сорочки с широкой нарядной вышивкой, свекру - рубаха, закраек к постели, жениху - рубаха. Хорошим подарком считалось полотенце с широкой вышивкой для свекра и для крестных. Большую часть даров составляли полотенца, женщинам - станушки, отрезы ткани на "рукава". Дары распределялись "по стоимости" - наиболее близким родственникам жениха предназначались самые дорогие вещи.

Обмен подарками на заонежских свадьбах имел большое значение. Ещё до просватовства договаривались, кому, что и сколько дарить. Были случаи, когда из-за неимения необходимого количества подарков сватовство расстраивалось. Невеста вручала подарки или в то время, когда она подносила гостям вино, или после этого. Более распространенным был вариант вручения даров во время обхода гостей. Когда они усаживались за столы, дружки снова шли звать невесту, находившуюся в своей комнате в окружении девушек и родственниц. Подарки доставали из сундуков и клали на поднос крест-накрест. Иногда их брала в подол, загнув край передника, одна из приставниц - крестная мать или старшая замужняя сестра. Невеста в это время готовилась к выходу к столу, этот момент назывался ставка - когда невеста находилась в центе внимания. Её голову прикрывал платок, называемый фатой. Невеста должна была пройти путь из комнаты до стола не задев подолом ни дверного косяка, ни порога, а гостей, преграждавших ей путь просили отойти. Девушка на три-четыре шага подходила к столу и дружка или жених снимал ей фату, или кнутом или двумя вилками. Приставница спрашивала у жениха, что та ли это невеста. Гости убеждались, что под платком именно та девушка, которую сватали. Иногда устраивалась своеобразная игра с подменой невесты, когда под платком была другая девушка. Тогда дружка заявлял, что "кукла" им не нужна и требовали невесту.

Невесте подавали поднос с рюмками, в которые брат невесты все время подливал вино или воду из бутылки, и вместе с подголосницей и приставницами она обходила весь стол, угощая каждого гостя. Подголосница в это время исполняла специальные причитания. Невеста начинала обход с крестного отца жениха, который исполнял роль большого свата, затем переходила к другим мужчинам, сначала самым близким родственникам - брату жениха, первому зятю, второму зятю и т.д. подойдя к гостю, невеста кланялась и подавала поднос с рюмками. Гость вставал, выпивал вино и клал на поднос деньги. Одна из приставниц подавала подарок. Гость подносил его к губам, целовал и садился на место. Подголосница и приставница следили за тем, кто, сколько денег положил, так как эта сумма учитывалась при распределении подарков. После обхода эти деньги пересчитывались, и часть отдавалась подголоснице. Обойдя всех мужчин, невеста и подголосница обращались к брюдгам, в первую очередь к крестной матери жениха. Невеста подносила ей рюмку, та пригубливала, невеста передавала на время поднос девушкам, обнималась и целовалась с ней. Также она целовалась со всеми брюдками. Те в свою очередь подавали невесте подарки, завернутые в платки. Невеста отдаривала их соответственно значительности полученного подарка. Обход гостей продолжался очень долго. Ни один гость не должен был остаться без подарка. Закончив обход всех поезжан, невеста с подголосницей подходили к жениху, и начинала причитывать. В причитаниях говорилось о том, что для него настала очередь вручить ей подарки. Подголосница расхваливала жениха, за это он платил ей деньги. Невеста во время причитания кланялась соответственно словам причитания. Жених вставал, невеста с низким поклоном подавала ему поднос. Он брал одну из рюмок, невеста другую, подружки брали поднос их рук невесты. Теперь молодым нужно было "колнуться" рюмками. При этом они старались перелить содержимое из своих рюмок друг другу. Это делалось для того чтобы держать верх в семье. После этого жених преподносил невесте подарок: шкатулку, в которой могли быть ткань на платье или сарафан, головной платок, шелковые чулки, мыло, румяна, зеркальце, бусы, брошь, жемчужные серьги, колечко. Как только невеста протягивала поднос, чтобы принять шкатулку, родня жениха отдергивала его руку. Игра со шкатулкой продолжалась достаточно долго. Наконец, невеста получала шкатулку, но открыть её не могла, так как она была закрыта на ключ. Родня невесты требовала показать подарки, жених делал вид, что ключа у него нет, чтобы просили лучше. Жених посылал одного из своих дружек за ключом. Тот входил на улицу, делая вид, что и в самом деле усердно ищет, возвращался и давал ключ. Жених пытался попасть ключом в замок, но невеста все время передвигала шкатулку и мешала открывать. Наконец шкатулка открывалась, жених притягивал к себе невесту через стол и целовал её. Невеста благодарила. Невеста отдавала шкатулку приставницам и начинала причитывать, в это время из шкатулки все доставали и показывали каждый подарок в отдельности.

Расставание невесты с "волей".

После того как невеста получала подарки от жениха, она должна была расстаться со своей "вольной волюшкой", которая являлась символом девичества. Расставание с волей могла происходить в заднем углу избы (у печи), в отдельной комнате (горнице или светлице), но чаще всего в сенях или на крыльце. Расставанию с волей соответствовали расплетение невестиной косы и перемена прически. Обычно расплетал косу холостой брат невесты или двоюродный брат. Если у неё братьев не было, то это делал кто-нибудь из других родственников или девушки. Невеста должна была сопротивляться расплетению косы. Она запутывала ленту-косоплетку, которая была вплетена в косу, в своих пальцах, крепко накручивала конец косы на руки и сжимала ладонь в кулак изо всех сил. В некоторых случаях после недолгого сопротивления невеста сама позволяла расплетать косу.

Перед расплетением косы невеста прощалась с членами своей семьи, родственниками, подругами. В причитаниях она просила подойти каждого, с кем должна была попрощаться.

Брат распутывал ленту, разжимал невестины пальцы и расплетал косу. Причесывал волосы гребнем, клал на голову ей "за волю" серебряный рубль. Крестная мать делали волосы на два ряда, отдельно расчесывала. Брат делал из ленты косоплетки бантик и прикалывал себе на грудь. В XIX веке невесту сначала одевали в подвенечный наряд, потом садили на квашню и расплетали косу. Брат развязывал узел на косоплетке, которым были закреплены цветные ленты на конце косы, распускал волосы и выплетал косоплетку. Лентами он хлестал девушек, чтобы те скорее вышли замуж, а потом эти ленты отдавал им. Когла коса была расплетена, невеста шла на крыльцо с распущенными волосами "отпускать волю". На крыльце причитывала. Когда невеста начинала отдавать "волю", девушки брали глиняную чашу и с песнями шли на реку за водой, с которой они обходили жениха и гостей, которые должны были бросить в воду серебряные монеты. После расставания с волей невеста умывалась этой водой, брала монеты, и девушки снова с песней шли выливать воду обратно туда, откуда её принесли.

После умывания крестная, тетки и другие родственницы начинали одевать невесту, или, как говорили в Заонежье окручивать в подвенечный наряд. Невеста во время одевания не должна была шевелиться. Женщины помогали ей надеть чулки, в которые перед этим были положены деньги. Обуть штиблеты должен был невестин брат. На невесту надевали свадебную сорочку традиционного покроя. Считалось, что небесные символы, вышитые на рубашке, оберегают и согревают девушку. В традиционный свадебный наряд невесты XIX века входил также штофный сарафан прямого покроя без разреза спереди, на двух лямках. Головным убором заонежской невесты была корона из жемчуга и бисера с вставками из разноцветных граненых стекол и зеркальных осколков. Она надевалась на голову вместе с жемчужной поднизью. К началу XX века короны стали большой редкостью, и их было две-три на волость и их брали на прокат за плату, представлявшую собой, к примеру, один - два мешка муки. Большинство невест обходилось без неё, украшая голову одной поднизью, на которую накладывали свернутую узкой полосой шелковую косынку или ленту на твердой основе. Шею заонежской невесты украшали жемчужные бусы, состоявшие из шести - семи нитей, перехваченных посередине брошью. В уши вдевали серьги - бабочки из мелкого жемчуга. На запястья надевали старинные пластинчатые серебряные браслеты. Пальцы украшали серебряными и нередко золотыми кольцами и перстнями. Наряд невесты дополнял большой шелковый платок с кистями, наброшенный на плечи. В руках невеста держала батистовый платок. В качестве оберегов в одежду невесты на груди, "ближе к сердцу", закалывали иглы или прикалывали к подолу булавки крест-накрест. Все это делалось со словом, то есть с заговором. Волосы невесты во время окручивания убирали в пучок и закрепляли новой широкой лентой, не завязывавшейся в бант. Концы ленты были очень длинными и опускались почти до пят.

Пока невесту окручивали, дружки приходили узнать, готова ли она, поторапливали. На невесту накидывали шелковый платок, крестная мать или старшая сестра передавала её жениху. Жених в это время суть-суть захватывал на темени платок, сковывавший невесту, и поворачивал её три раза по солнцу, целовал и вел к столу.

Наконец, свадебное застолье завершалось. По знаку старшего дружки гости поднимались со своих мест. Свадебную мякушку и все угощение, которое было перед женихом и невестой заворачивали скатерть и завязывали в узел. Это называлось кошевой кухней, которая потом отправлялась в дом жениха. Перед женихом и невестой раздвигались столы, и они выходили под руки, невеста в это время тянула за собой стол, чтобы младшие сестры скорее вышли замуж. Девушки с той же целью торопились скорее сесть на место, где она сидела.

С простенка снимали икону, под которой сидели жених и невеста. Её заворачивали в свадебное полотенце и клали сверху на кочеву. Этой иконой и кочевой родители должны были благословить жениха и невесту перед венчанием.

Перед отъездом в церковь невесте и жениху повязывали на голое тело по куску рыболовной сети или просмоленную льняную нить. Молодожены носили их на себе в течение сорока дней. Кочевую заворачивали в одеяло и ставили на некоторое время у дверей на пучок соломы, чтобы она не стояла на голом полу. При выходе родственники невесты должны были подержаться за неё рукой.

Сундуки с приданым, перину с подушками - "постелю" выносили и укладывали в сани до выхода гостей из избы. Приданое перевозил в дом жениха его отец или специально назначенный для этого родственник, особенно следя за тем, чтобы в "постелю" кто-нибудь не подбросил порчу.

Все, кто должны были ехать в церковь, одевались. Жениху поднимали воротник пальто и снова повязывали небольшой белый платок, чтобы он отличался от остальных поезжан. Голову невесты покрывали большим теплым платком-пледом, сложенным вдвое в виде прямоугольника, на шее его закрепляли небольшим платком. Верхнюю теплую одежду она не одевала, чтобы не помять свадебный наряд. Иногда невесты брали с собой свадебный наряд и переодевались у родственников перед самым венчанием в деревне, где находилась церковь, или прямо в церкви.

Чтобы уберечь молодых от порчи во время выхода из избы, путь перед ними распахивали веником. Иногда перед ними расстилали домотканые дорожки или длинный холст, который тут же за ними крестная мать невесты сворачивала в тугой валик. Поезжане, родственники, подруги невесты выходили на улицу, стараясь не задеть за пороги и косяки дверей, к которым любая порча как считалось, прилипнет в первую очередь.

Отъезд в церковь и венчание.

Жених и невеста ехали в церковь в разных повозках. Сани для невесты, покрытые шубой или "торговским" ковриком, подгоняли к самому крыльцу. Она усаживалась в них вместе со своей крестной. Повозкой невесты правил её крестный отец, брат или кто-либо другой из родственников. Жених садился в свою повозку, вместе с ним его лучший товарищ и крестный. Один из них правил лошадью. Первыми в свадебном поезде ехали вершники, потом повозка жениха, за ней повозка невесты. Далее следовал весь поезд: мужчины впереди, за ними женщины. Если свадьбу играли летом, то все её участники передвигались верхом в том же порядке, в лодке или пешком. По знаку старшего вершника поезд двигался с места. По пути следования поезда дети и взрослые жгли огни-"маяки" и приветствовали молодых криками: "Ура!". Поезжане бросали на ходу мелкие деньги. Проезжать мимо без выкупа опасались, поскольку были случаи, когда "маяки" устраивали люди, умевшие наводить порчу.

Если свадьба была "отпущена" сильным колдуном, то поезд следовал с большой скоростью. Все спешили уступить ему дорогу, так как боялись попасть под воздействие "отпуска", имевшего иногда невероятную силу.

Если поезжане не были уверены в силе отпуска или его вообще не было, то деревни, где были сильные колдуны, объезжали стороной, чтобы избежать какой-либо проделки. Самой популярной из них была внезапная остановка свадебного поезда из-за того, что лошади распрягались, вставали на дыбы, падали. В таком случае приходилось искать человека, который навел порчу. Ему относили подарки, деньги, уговаривая снять свое колдовство. Иногда это была "медвежья литка" - намазанная медвежьими жиров нитка, веник или что-либо другое. Запах медвежьего жира и останавливал лошадей.

На погосте, где должны были венчаться жених и невеста, свадебный поезд тоже встречали огнями. Во время венчания присутствующие примечали, как молодые держат свечи. Кто выше, тот и будет держать верх в семье; примечали также: у кого свеча быстрей сгорит, тот и умрет раньше. Свечные огарки молодая потом хранила за иконами в божнице до самой смерти. Невесте советовали во время венчания смотреть только на одну икону или поверх иконостаса, чтобы в браке не было много детей.

Выйдя из церкви, молодой брал жену на руки и усаживал в свои сани. Она при этом старалась зацепиться ногами за край повозки, а когда садилась рядом с молодым мужем - оттеснить его подальше к краю. Все это делалось для того, чтобы муж в будущем её слушался. По дороге из церкви молодые как можно дольше хранили молчание, что должно было обеспечить победившему в этом "состязании" главенство в семье. Поезжане садились в сани, и поезд двигался в сторону дома жениха, где уже все было готово к приему гостей.


ПОЧЕМУ МЫ?

Отношение
Мы любим свое дело, а это - самое главное! В каждое мероприятие мы вкладываем свою душу.
Общение
Мы всегда готовы ответить на любые ваши вопросы, в том числе и общие по отдыху!
Опыт работы
Мы работаем на свадьбах с 2003 года и уже провели более 1000 фотосессий и церемоний.
Профессионализм
Каждый член нашей команды - специалист в своей области!
Качество 
Мы работам на профессиональной технике топового уровня, а обработкой фото занимаются опытные ретушеры.
Мы работаем быстро!
Вы получите готовые фотографии всего в течении 5 дней!

Репино, пос. Ленинское, ул. Советская 93
+7 (953) 162-4394
wedpiter@gmail.com