Павел Андреев: «Если заказчик давит на архитектора, это нормально» - загородный клуб «Кантри-Клуб»

Павел Андреев: «Если заказчик давит на архитектора, это нормально»

Группа «Л1», в докризисные время являвшаяся лидером по объемам жилищного строительства в Петербурге, в последнее время набирает темпы: за год сдано больше десяти корпусов комплексов в разных концах Петербурга. Почему новые дома должны быть высотными, в чем плюсы кварталов-«муравейников» и чем объясняется давление заказчика на архитектора, корреспондентам «Канонера» рассказал руководитель и владелец «Л1» Павел Андреев.

Павел Андреев: «Если заказчик давит на архитектора, это нормально»

— За последнее время у «Л1» все больше и больше новых домов вводится в эксплуатацию. Хотя еще год назад сдавалось всего один-два за год. С чем это связано?

— Мы изменили стратегию и решили перераспределить силы, направив их на те объекты, которые можно сдать в первую очередь. Необходимость такого шага вполне объяснима: чем больше компания сдает объектов, тем заметнее она на рынке, тем больше людей ей доверяют.

— За последние полгода компания сдала корпуса в брендовых комплексах — «Империал», «Граф Орлов», «Премьер палас». Их вы часто причисляете к своим лучшим проектам. Чем они отличаются от других?

— В каждый объект мы вкладываем душу. Каждый проект мы стараемся делать уникальным. Например, на Петроградской стороне у нас сейчас сдаются два комплекса — «Классика» и «Премьер палас». Оба рядом. Но «Классику» мы выполнили в классическом стиле (отсюда название), чему способствовало окружение — тихие улицы старого Петербурга. А «Премьер палас», наоборот, более современный, к тому же он выходит на воду. Для некоторых наших покупателей важна тишина — они выбирают «Классику», для некоторых — виды на воду и современный стиль — для них построен «Премьер палас».

— А кто выбирает, какой дом будет классический, а какой — современный?

— Заказчик. Скажем, я увидел где-то дом, который мне понравился, и прошу сделать его аналог, подсказываю архитекторам, как лучше его вписать в существующую петербургскую застройку.

— За последнее время не раз приходилось слышать жалобы архитекторов на давление со стороны заказчика.

— На мой взгляд, если заказчик давит на архитектора, это нормально. У любого заказчика есть свой вкус. И, что еще более важно, понимание, что именно востребовано покупателями. Если заказчик чего-то добился, если его квартиры покупают — значит, этот вкус соответствует ожиданиям общества, ожиданиям покупателей.

Вопросы застройки

Жилой комплекс «Премьер палас» на Пионерской улице, 50

— И все же есть немало компаний, которые доверяют вкусу архитекторов.

— Это дело каждого застройщика. Кто-то не готов положиться на свой вкус и делегирует эту ответственность архитектору, кто-то считает, что само имя архитектора поможет продажам.

— По роду своих профессиональных обязанностей пришел к мнению, что «Л1» почему-то не раскрывает имен архитекторов своих жилых комплексов. С чем это связано?

— На мой взгляд, делать акцент на имени архитектора стоит только в том случае, если это мировое имя, уже само по себе являющееся брендом. Но если это обычный проектировщик, то афишировать его вряд ли имеет большой смысл. Неизвестная фамилия в презентации комплекса не работает на общий имидж.

Вопросы застройки

Жилой комплекс «Граф Орлов» на Варшавской улице

— Многие объекты «Л1» находятся в центре. А там существуют жесткие требования: уже шесть лет в Петербурге запрещен снос любых дореволюционных зданий в исторической застройке. Как вы к нему относитесь?

— Отрицательно. Поясню, почему. В Петербурге существуют так называемые открыточные виды. Это Нева, Фонтанка, Невский проспект, фасад Васильевского острова и так далее. Список этих видов ограничен маршрутами туристов. И в этих местах старую застройку нужно сохранять, а если не получается реставрировать, то сносить и воссоздавать.

Сейчас очень много домов вне этой территории, которые разрушаются или совсем разрушены, и я не вижу особого смысла их сохранять, они не несут никакой культурной ценности с точки зрения общества. Именно общества, а не десятка глубоко продвинутых профессионалов. Такие объекты вполне можно заменить новыми, не нарушая исторически сложившуюся архитектуру. Иначе получается, что сохраняем только ради, по сути, прихоти очень маленького числа ценителей.

— Градозащитники с вами кардинально не согласны.

— Я считаю, что сейчас, к сожалению, основная забота некоторых градозащитников заключается не в отстаивании интересов города и горожан, а в том, чтобы набрать себе политические очки. Реальную заботу о городе с их стороны я не вижу. Город разрушается во многом молитвами так называемых градозащитников.

Вопросы застройки

Киевская улица и жилой комплекс «Империал»

— Но вы же понимаете, что существуют и другие точки зрения, например, что все исторические здания в центре Петербурга заслуживают сохранения, потому что это уникальный комплекс?

— Я уважаю любую точку зрения и люблю свой город. И, как коренной петербуржец, хочу его процветания и сохранения его уникальности. Но, только вздыхая и запрещая, сохранить исторический центр невозможно. Не любая точка зрения должна влиять на работу застройщиков.

— Вы как-то рассказывали, что еще до основания ЛЭК вам приглянулся старинный дом на Невском, 90–92. И вы мечтали его отремонтировать и сделать в нем свой офис. И добились этого, хотя дом по факту расположен вне открыточных видов, во дворе.

— Наш дом формирует облик Невского — он хоть и утоплен вглубь квартала, но виден с проспекта. Мы очень постарались для того, чтобы он выглядел достойно.

Вопросы застройки

Офис «Л1» на Невском проспекте, 90–92, литера Г

— Все те же градозащитники почитают дома в стиле ретроспективизма, проще говоря, сделанные под старину. В портфолио «Л1» таких немного. Вспоминается только дом в Пушкарском переулке и на Исполкомской.

— Дело не в том, чтобы сделать дом под старину. Важно, чтобы он получился красивым. Для меня, например, было откровением, что зачастую, если дом на картинке смотрится замечательно, то в реальности он может выйти никаким. И наоборот. Например, упомянутый вами дом в Пушкарском переулке на картинке выглядел не ахти как. И я даже подумывал, чтобы этот проект переделать. А когда его построили, я был приятно удивлен, что так здорово получилось.

Вопросы застройки

Пушкарский переулок, 9

— А вообще бывает, что вы критикуете свои проекты?

— Конечно. Но не публично.

— А как вы относитесь к критике людей, которые объединяют себя под словосочетанием «профессиональное сообщество»?

— Как таковой критики от архитекторов в адрес моих объектов я не слышал. Но вообще к подобной критике я отношусь философски. Помню, когда все боролись с «Охта центром», «Деловой Петербург» сделал очень интересную подборку. Привел негативные мнения конкретных городских архитекторов в адрес небоскреба и подверстал к ним фотографии домов, которые они же сами и спроектировали. И любой читатель мог сравнить, что порой сам архитектор создает такие «шедевры», которые не идут ни в какое сравнение с красивой 400-метровой башней.

— Не секрет, что один девелопер с другим редко обсуждает проекты. В итоге получается дисгармония, как на Киевской улице, где рядом с «Империалом» поставили простенький «муравейник» «Галант» от ЛенспецСМУ, причем той же высоты. Может, целесообразно хотя бы высоту ограничивать?

— Уже ограничили. Новый высотный регламент сделал наши дома уникальными — это последние видовые квартиры в центре. Но я считаю, что чем дома выше, тем лучше. Причем не только доминантные, но и обычные, фоновые. Посещая другие города, мы ведь почти не обращаем свой взгляд на маленькие дома, если только это не совсем уж мировой шедевр, — все время смотрим на высокие. А ограничение на самом деле есть: чем выше дома, тем реже они стоят.

— Апофеозом такой политики стала «муравейная» квартальная застройка — Парнас, Каменка, Юго-Запад.

— Эти «муравейники» — результат действующих регламентов. Застройщики тут вообще ни при чем. При этом стоит ли жить в «муравейнике» или нет, каждый решает сам для себя. Это дело вкуса, важности комфорта и кошелька. Кому-то нравится разнообразный ландшафт застройки, кому-то — одинаковые дома с единой концепцией. В таких кварталах люди находят плюсы: например, в отличие от хрущевок, где деревья стоят рядом с домами, там в квартиры хотя бы солнце заглядывает. Хотя, разумеется, нужно строить дома, в которых было бы удобно жить, с правильным расчетом зеленых насаждений на человека, детских площадок, парковок и тому подобного.

— На мой взгляд, единственный критерий, который влияет на покупку таких квартир, — их стоимость.

— Разумеется. Всегда есть соблазн построить на той же земле дома пониже — но квадратные метры станут дороже. Поэтому все возводят по верхнему пределу — 24 этажа.

— В последнее время власти Петербурга стали активно поддерживать малоэтажную застройку, то есть дома до пяти этажей. Во всяком случае, публично поддерживать. Как вы относитесь к малоэтажке?

— Положительно. Есть возможность сделать уютные и комфортные кварталы. И исправить минусы хрущевок — посадить деревья подальше от окон. А вообще я бы поддерживал не пятиэтажные дома, а двух-трехэтажные — коттеджи и таунхаусы.

— А вы лично какую недвижимость предпочитаете?

— Я выбираю по принципу — чем выше, тем лучше. И обязательно с красивым видом.

— Есть в Петербурге территории, которые и к центру не отнести, и «спальными» не назовешь. Это так называемый промышленный пояс. Какой вы видите его развитие, его застройку?

— Все решается в каждом конкретном случае. Но если участки расположены ближе к центру, то логично, что архитектура будет тяготеть к исторической. К таким можно отнести здание «Транснефти», построенное на Арсенальной набережной. А если новый объект нужно построить подальше — например, в районе Свердловской набережной, то там нет смысла стремиться к старым фасадам — там же рядом застройка 1970–1980-х.

Вопросы застройки

Офис «Транснефти» на Арсенальной набережной, 11

— Почему сейчас процесс освоения промышленного пояса заморозился?

— Из-за законодательства. Чтобы перевести территорию из промышленной в жилую, нужно преодолеть огромное количество запретов, получить кучу согласований. И решить проблему, на мой взгляд, на городском уровне не получится — нужно менять федеральное законодательство. И я надеюсь, что выходцы из Петербурга в федеральной власти помогут решить этот вопрос.

— Каких новых проектов стоит ожидать от «Л1»?

— Я планировал запустить новые жилые комплексы с января, но пока отложил. Связано это, как вы понимаете, с экономическим положением в стране. Как только увидим положительную тенденцию, так и объявим о старте продаж.

Интервью провел Дмитрий Ратников

Фото Дмитрия Ратникова и Алексея Шишкина


ПОЧЕМУ МЫ?

Отношение
Мы любим свое дело, а это - самое главное! В каждое мероприятие мы вкладываем свою душу.
Общение
Мы всегда готовы ответить на любые ваши вопросы, в том числе и общие по отдыху!
Опыт работы
Мы работаем на свадьбах с 2003 года и уже провели более 1000 фотосессий и церемоний.
Профессионализм
Каждый член нашей команды - специалист в своей области!
Качество 
Мы работам на профессиональной технике топового уровня, а обработкой фото занимаются опытные ретушеры.
Мы работаем быстро!
Вы получите готовые фотографии всего в течении 5 дней!

Репино, пос. Ленинское, ул. Советская 93
+7 (953) 162-4394
wedpiter@gmail.com